Сергей Рыбальченко: «Это не расходы, а инвестиции»

Поддержка семьи, материнства и детства в Липецкой области стала темой очередного заседания региональной Общественной палаты.

«Мы стоим между катастрофой и надеждой на спасение»

Экспертную оценку демографической ситуации в области и в целом в России дал приглашённый на заседание генеральный директор АНО «Институт научно-общественной экспертизы», председатель комиссии по демографии, защите семьи, детей и традиционных семейных ценностей Общественной палаты Российской Федерации Сергей Рыбальченко.

Сергей Рыбальченко

— Вы очень смелые люди, раз выбрали такую важную тему для обсуждения, — обратился к коллегам Сергей Рыбальченко. — Это тема номер один, высший национальный приоритет. В обществе высока ценность семьи и детей. Но при этом мы имеем не очень хорошие показатели в демографии. Половина браков в стране распадается. Нам нужно заниматься формированием семейной политики, которая направлена на поддержку семьи и на снижение тех барьеров, которые препятствуют желанию семьи иметь больше детей.

В прошлом году только благодаря дополнительным мерам поддержки удалось сохранить суммарный коэффициент рождаемости на уровне 2019 года. Но при этом сильно выросли показатели смертности.

В 2019 году наш институт совместно с Общественной палатой подготовил доклад «Деомграфия 2024: как обеспечить устойчивый естественный прирост численности населения в Российской Федерации». Мы предложили способы достижения целей национального развития — выйти на устойчивый естественный прирост к 2024 году. Сейчас, как мы знаем, цели пересмотрены, цель — обеспечить к 2030 году рост численности населения, но этот доклад остаётся актуальным.

Демографические прогнозы неутешительные: если мы останемся на сегодняшнем уровне смертности и рождаемости, к 2030 году мы потеряем 8 млн человек — это треть наших потерь в Великой Отечественной войне! Мы стоим между катастрофой и надеждой на спасение. Нам нужно обеспечивать рост рождаемости. Если мы будем рассчитывать на миграцию, то демографическая яма — это низкая численность молодых поколений — будет только увеличиваться с каждой волной. На наших детей, на малочисленное поколение, мы на самом деле будем возлагать повышенную ответственность за пенсионное обеспечение новых приезжающих в Россию взрослых людей. Поэтому только сбалансированность политики, повышение рождаемости и снижение смертности — реальный выход из сложившейся ситуации.

Почему Сахалин смог

Чтобы обеспечить устойчивый естественный рост населения, нам нужно с нынешнего суммарного коэффициента рождаемости (в 2020 году в среднем по России — примерно 1,49, в Липецкой области — 1,4) выйти до двух и более детей на женщину.

Есть ли регионы, которые демонстрируют такой уровень? Да, есть. Мы увидели такой опыт в Сахалинской области. Здесь за счёт мер поддержки многодетных семей с 2011 года за шесть лет фактически вышли на уровень воспроизводства населения. Если бы подобные меры были приняты на уровне Российской Федерации, мы должны были бы увеличить поддержку семей с детьми с нынешнего 1% ВВП до 2,1%. Много это или мало? В странах ЕЭС средний уровень государственных расходов на поддержку семей с детьми 2,7% ВВП. Нам требуется даже меньше, чтобы выйти на воспроизводство населения. Мы должны думать о наращивании поддержки семей с детьми, причём оценивать её не как расходы, а как инвестиции. Те вложения, которые мы инвестируем в семью, возвращаются в виде доходов, но самое главное — в виде рождённых детей.

Мы предлагаем использовать меры поддержки, доказавшие свою эффективность. В частности — распространение маткапитал на третьего ребёнка и бесплатное высшее образование для детей из многодетных семей.

Мужчины в России сверхсмертны

Ещё одна проблема, больно бьющая по демографии — сверхсмертность мужчин. В России 24% умирают в трудоспособном возрасте, из них 80% — это мужчины. То есть каждый пятый мужчина в нашей стране умирает в трудоспособном возрасте. Это чей-то отец, муж, сын. Мы по этому показателю находимся на уровне Сирии — страны, где идёт война. Но у нас-то войны нет! Причём, по данным исследователей, наибольшее число детей, рождённых вне брака, как раз в тех регионах, где среди мужчин зафиксировано наибольшее число смертей от внешних причин: убийство, самоубийство. Мы видим, как смертность мужского населения влияет на семейную политику. Надо этой политикой заниматься.

Общественным палатам в регионах мы предлагаем включиться в два магистральных проекта.

Первый — профессиональные няни детям. Это создание системы сертифицированных нянь, альтернатива яслям по уходу за детьми на дому.

Во Франции, где мы подсмотрели этот опыт, 300 тысяч нянь воспитывают дома больше миллиона детей. Это государственная система, есть центр подготовки и сертификации, всё находится под контролем, но ничего не нужно строить. Вложения — в шесть раз ниже, чем в создание одного ясельного места, и окупаются они за два месяца.

Вторая тема — навигатор общественного здоровья, расчёт международного показателя потерянных потенциальных лет жизни. Мы делаем расчёты на уровне муниципальных образований, что позволяет реализовывать программы общественого здоровья на уровне муниципалитета и включать в них НКО.

Национальный проект отличается от государственной программы тем, что в нём должны участвовать все стороны гражданского общества: и бизнес, и НКО. Мы должны найти те проекты НКО, которые будут работать на улучшение семьи, на снижение тех неблагоприятных факторов, с которыми сталкивается семья, на снижение смертности мужчин трудоспособного возраста.