«Хороший брендинг — не тактильный»

В мае в рамках ежегодной конференц-сессии ИГСУ РАНХиГС в онлайн-формате прошёл круглый стол «Социально-культурное проектирование в интересах развития территории: власть – бизнес – граждане», в котором принял участие и представитель Общественной палаты Липецкой области. Знакомим вас с некоторыми тезисами экспертов, принявших участие в дискуссии.

Энергия культурного кода

Модератор мероприятия, председатель комиссии по территориальному развитию и местному самоуправлению Общественной палаты РФ Андрей Максимов рассказал о том, что продвижение культурного кода — это большой потенциал для развития территории. История «Бурановских бабушек» — наглядный пример того, как это работает.

Напомним, ансамбль «Бурановские бабушки» из Удмуртии занял второе место на «Евровидении 2012». Потом была волна славы — звания народных артисток Удмуртской Республики, участие в игре «Кто хочет стать миллионером?» (выигрыш 800 тысяч бабушки передали на строительство храма в селе Бураново), съёмки в рекламных роликах Sprite, участие в мультифестивале финно-угорской культуры и эстафете олимпийского огня зимних Олимпийских игр в Сочи…

Глава республики пообещал «добавить» бабушкам миллион на строительство храма, а также решить проблемы дорог и водоснабжения в Буранове. В 2016 году храм был построен и открыт.

По словам Андрея Максимова, сегодня в обществе существует запрос на продвижение культурных брендов. Одним из инструментов является представленный им интернет-ресурс «Живое наследие», который объединил информацию о ключевых брендах регионов России. Здесь представлены как глобальные бренды, так и локальные тренды, которы пока не не вышли дальше своего города или села. Жители всех территорий могут подать заявку на размещение на портале своих «изюминок».

«Все проекты считаем социо-культурными»

С 2016 года, когда в России была запущена программа инициативного бюджетирования, с помощью Центра инициативного бюджетирования НИФИ Минфина России и его проектных региональных центров, но при финансировании из региональных бюджетов более чем на 50%, были реализованы тысячи проектов, предложенных жителями.

Наталья Шаповалова, старший научный сотрудник Центра, рассказала, что заявки на социо-культурные проекты пока довольно редки.

— Но мы все проекты считаем социо-культурными — в том числе и ремонт дороги в отдалённой деревне, — добавила она, — ведь их реализация влияет на жизнь социума и его культуру.

По словам Натальи Шаповаловой, есть особенно активные регионы — например, Республика Коми. Здесь больше 80% средств в реализацию проектов вкладывают предприниматели. Это может быть частный детский сад, автобус, пекарня. Основное условие для получения субсидии — поддержка проекта людьми. Опыт показывает, что население согласно платить за предлагаемые услуги, и это главное условие их успеха. На севере, например, востребованы стационарные уличные розетки для запуска двигателя. Реализуются проекты по обеспечению доступа к интернету на проблемных территориях.

Ещё одно открытие — люди участвуют в благотворительных проектах, и собранные на них средства потом идут на финансирование проектов инициативного бюджетирования. Это интересная схема, которую могут взять на вооружение жители всех регионов.

Перспективным направлением инициативного бюджетирования, по мнению Шаповаловой, являются проекты по устройству детских площадок. Сегодня они штампованные, а ведь могли бы быть гораздо интереснее!

В Липецкой области проблема детских площадок тоже стоит достаточно остро, и во многих случаях помогло бы использование инструмента инициативного бюджетирования. В процессе мониторинга состояния площадок региональная Общественая палата изучила положительный опыт взаимодействия жителей многоквартирных домов с управляющей компанией.

«Мобильность отрицательно сказывается на локальном гражданстве»

Секретарь Союза журналистов России Владимир Касютин рассказал о том, что редакции СМИ включились в социальное проектирование. Что и не удивительно: прессе, особенно муниципальной, которая ближе к «земле», к людям, всегда отводилась роль вдохновителя и организатора.

Этой новой функции редакций аплодирует Александр Согомонов, ведущий научный сотрудник Института социологии ФНИСЦ РАН. Однако в первую очередь он предлагает поставить правильные цели и определиться с терминологией. Говоря о территориальном развитии, обычно говорят о брендах и развитии туризма. Но, если выкинуть из этих рассуждений слово «бренд» и заменить его словом «достопримечательность» — а именно в этом значении его употребляет большинство», — то мы вернёмся в 60-е и 70-е годы. Тогда ездили по тем же туристическим маршрутам, капитализации их как не было тогда, так нет и сейчас.

Итак, главный вопрос: что мы хотим поменять в территориальном развитии?

Основная пробема России — у нас нет городов в настоящем смысле этого слова. Они должны быть самостоятельными, саморазвивающимися и самоуправляемыми институтами.

Что такое правильный город? У нас обычно ответ — не об управлении, а о благоустройстве.

Вячеслав Глазычев (архитектор, урбанист, историк и теоретик культуры — Прим. ОП ЛО) говорил, что в нашей стране вместо города — слобода. В наших городах нет старожилов. Людей, проживающих в городе в третьем поколении — меньше 3%. На кого опираться? На мудрость населения? Но тогда мы будем иметь полоскалку (Александр Согомонов рассказывал выше о предложении построить на реке мостик для полоскания белья — Прим. ОП ЛО). Эффект таких предложений для изменения ситуации практически нулевой. Должна формироваться градообразующая элита. Те, кто сегодня считает себя элитой, создают себе резервации, отделяясь от города. Им совершенно безразлично, что происходит в этих городах. Для тех, кто живёт в условиях потока, города — это гостиницы.

По мнению Согомонова, поправки в Конституцию, включившие самоуправление в систему госвласти, консервируют эту ситуацию слободы. Благоустройство — это не о развитии территории, это всего лишь излишний дизайн. Мы пытаемся заново построить советскую модель, но это не получится, потому что мы живём в других условиях. Мобильность населения отрицательно сказывается на локальном гражданстве и патриотизме, человек не захочет включаться в жизнь территории.

Главная задача брендинга — поддержание притягательности территории. И хороший брендинг — не тактильный. Его нельзя пощупать и лизнуть. Атмосфера города — вдохновение. Это становится магнитом. Это меняет его статус, его политику, капитализацию. Город — это не стены и камни, это люди. А люди не захотят жить в сегодняшних городах.

Нам нужны не успешные практики, нам нужно развивать опыт по неравномерному развитию. Максимально сосредоточиться на индивидуальности. И из этого нарратива будут проистекать концепции.

Получится ли сверху?

— При переводе хартии (Европейская хартия местного самоуправления — Прим. ОП ЛО) мы подменили сообщество органами местного самоуправления, — поддержала предыдущего спикера главный редактор журнала «Муниципальная власть» Екатерина Жилякова. — И сегодня государство сверху пытается втянуть людей в социальное проектирование. Объединить сверху, после того как пошли не в ту сторону, не отдали полномочия жителям. Социокультурные проекты вырастают в обществе, эксперты их только шлифуют и оформляют. Насколько успешными может быть процесс, отмодерированный сверху? Если мы не отдадим инициативу жителям, бурное развитие невозможно.

 

Доцент Тюменского индустриального университета Алёна Попкова отметила, что в их регионе успешные проекты, инициированные общественностью, администрация затем зачастую включает в свои программы — и это, несомненно, даёт новые возможности для развития проектов.

— Если у власти грамотные идеи, то в истории сверху вниз нет ничего плохого, — резюмировал Андрей Максимов. — Но, чтобы вырастали все цветы, нужно непротивление власти идеям снизу, которые обычно самые креативные. Идеи бизнеса зачастую превышают креативность власти и граждан. К бизнесу нужно относиться, как к источнику креативных идей.